Пятница, 19.04.2024, 16:13

СДЕЛКА

Категории раздела
Наш опрос
Вы читаете газеты?
Всего ответов: 6
Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Каталог статей


«Душой я у вас...»
106 лет прожила на белом свете Зоя Ивановна Туманишвили — по большому счету первый настоящий норильский мэр. Ее сердце остановилось утром 10 марта этого года в Екатеринбурге...
«Душой я у вас...»
Зоя и Магда Туманишвили. 1950 год
Об утрате в редакцию сообщила деятельная и чуткая Галина Ивановна Касабова. Она, бывшая наша коллега по «Заполярке», живет в Москве, известна как автор–составитель уже 12 томов бесценных воспоминаний норильчан «О времени, о Норильске, о себе...». В четвертой книге — воспоминания Зои Туманишвили, а в пятой — наброски к ее биографии, сделанные Анатолием Львовым. За год до этого, в июле 2003–го, он поделился рассказом о судьбе «крестной матери города» с читателями «ЗП». Вспоминали мы о Зое Ивановне и несколько лет назад — в проекте к 55–летию Норильска–города и его «Заполярки». И грех было бы не вспомнить, ведь в 1950–м Туманишвили, председателю не нанесенного на карту лагерного поселка, почти удалось «пробить» для Норильска статус города. Она первой попыталась доказать, что поселковый совет с мизерным бюджетом находится на задворках, а такому мощному предприятию, как комбинат, может соответствовать только горсовет...Зоя Ивановна навсегда уехала из Норильска в Свердловск в июне 1954–го, почти через год после того, как сбылась ее мечта. Тогда первым официальным градоначальником — председателем горисполкома — уже был Анатолий Сергеевич Бурмакин. Это он, бывший матрос и золотодобытчик, как зампред крайисполкома, помог Туманишвили летом 1950–го достать в Красноярске билет на московский поезд, когда она на свои скромнейшие отпускные рванула к высочайшему начальству из Норильска.Интересная, деятельная женщина, она приехала на Север в 1939–м, заключив в Москве договор с представителями Норильстроя. До этого поработала изыскателем на Сахалине, за Тюменью, на Урале. До трудов в поссовете — работа техником в отделе инженерной геологии, потом на мерзлотной станции вместе с легендарным Михаилом Кимом. Она была человеком бескорыстной идеи с естественным стремлением послужить обществу. Такие всегда редкость. Понятно, это сразу оценили, избрали в Дудинский райсовет (зимой 1939 года Норильск стал рабочим поселком городского типа Дудинского района, до этого был приписан к Часовенскому кочсовету). С чего начинать на ниве «слуги народа»?
 — Она отправилась за советом к депутату Верховного Совета СССР, начальнику комбината Авраамию Павловичу Завенягину. Он смог принять только поздно вечером, они беседовали около двух часов в его кабинете на Заводской...Зинаиде Ивановне доверили власть в поселковом совете за год до окончания войны. Наверное, только особая личность могла почти в одиночестве потянуть необъятный воз проблем норильских «бюджетников» тех лет. Кстати, ее зарплата начальницы была меньше, чем у табельщицы на комбинате, и она часто ночами, сделав основную работу, занималась страхованием жизни.

«15 мая 1944 года меня утвердили в должности председателя, и я проработала до 28 декабря 1951 года. За это время население Норильска резко увеличилось за счет освобожденных из лагерей, которые оставались работать на комбинате, а также инвалидов войны и семей фронтовиков. Жизнь на материке была голодная, а у нас все–таки со снабжением было лучше. Особенно когда стали получать продукты из Америки. Многие ехали к нам по этой причине.Уже строил город архитектор В. С. Непокойчицкий. Работали четыре средние школы. Условия жизни и труда стали улучшаться. И поссовет перевели в другое помещение на ул. Горной. Это был когда–то барак в «зоне», его отремонтировали. Хоть и неказистое получилось здание, но площадь довольно большая. Заняли отдельные комнаты загс, бухгалтерия, военно–учетный стол... В функции поссовета входили также первичное оформление дел по соцобеспечению, заботы о многодетных и одиноких матерях... Школы были на бюджете поссовета. Учителя получали маленькую зарплату по сравнению с комбинатскими, уборщицы — вовсе мизерную. Никто не шел работать. После многих и многих хлопот техничками разрешили взять заключенных женщин....Материальные трудности испытывали все так называемые советские учреждения: почта, сберкасса, нарсуд, милиция. Бороться с текучестью кадров было невозможно... Поселковый Совет никаких фондов не имел. Для того чтобы добиться результатов, нужно было потратить много времени и даже прибегнуть к дипломатии...»Из воспоминаний Зои Туманишвили

В конце сороковых, когда работать стало еще тяжелее, да и некому (никто не хотел идти в поссовет на мизерную зарплату) она, не получив поддержку у местных властей, отправилась за правдой сначала в Красноярск, потом в Москву. Попасть в приемную Президиума Верховного Совета, в которую была очередь, как в Мавзолей, ей помог случай. Ее деверь Иосиф Михайлович Туманишвили (сценический псевдоним Туманов, народный артист СССР, режиссер церемонии открытия и закрытия Олимпийских игр 1980 г.) в то время руководил театром музыкальной комедии. На спектакле он познакомил родственницу с заместителем председателя Моссовета Сарычевой, которая и помогла упорной норильчанке достучаться до «верха».
«Душой я у вас...»
Зоя Ивановна Туманишвили. Норильск. 1940-е


Туманишвили получила добро в Совмине, Минфине. Но чтобы подготовить постановление Президиума Верховного Совета о присвоении Норильску статуса города, надо было получить добро и от министра Госконтроля Льва Мехлиса. Могущественный чиновник, известный и личной храбростью, и крайней жестокостью, прикрикнул при встрече так, что она, уже окрыленная предвкушением победы, упала в обморок. Очнулась в комнате отдыха министра под присмотром медика, потом беседа возобновилась в более спокойном тоне. Мехлис, теперь уже внимательно выслушав Туманишвили, признался, что ему нравится ее норильский патриотизм, но предположил, что именно поэтому ее суждения могут быть пристрастными. В итоге решил, что будет создана комиссия, которая приедет в Норильск и на месте оценит ситуацию. И если все так, как утверждает Зоя Ивановна, — «будет у вас город». А еще он предложил продлить ей отпуск и дать путевку на курорт, чтобы она восстановила силы. Но Туманишвили вернулась в Норильск: у дочери начинался новый учебный год, да и финансы были на исходе.Уже не осталось свидетелей тех событий. Но Зоя Ивановна, спустя много лет, с теплотой вспоминала о людях, которые помогли ей тогда побороться за Норильск. Она была далека от мысли, что именно благодаря ее поездке в столицу Норильск стал городом. Но все же надеялась, что в будущем успехе была и толика ее заботы о будущем города, который она до конца жизни считала самым любимым и родным.Как она прожила свои свердловские–екатеринбургские (почти 57!) годы? Без сомнения, достойно. Норильских «длинных» рублей ей хватило, чтобы купить фанерно–картонный засыпной домик–пристройку. Как номенклатурного работника ее звали заведовать пошивочной мастерской, но она выбрала более свободный режим работы в Госстрахе — была даже на областной Доске почета. Когда после сноса хибарки поселились с дочерью в хрущевке, то занялась общественной работой. Участвовала в благоустройстве двора, посадке деревьев, убедила начальство открыть домовую библиотеку. Увы, кое-кто не мог поверить,что она занимается своим книжным детищем без всякой зарплаты... Она любила рукодельничать, собирать грибы, ухаживать за цветами. До ста лет старалась постоянно вести личные записи... Однажды написала: «Еще много интересного в этой жизни...»

«...Зоя Ивановна — первый председатель поселкового Совета Норильска. Энергичная такая женщина была, серьезная. По–сегодняшнему — первый мэр Норильска. Кстати, почему бы в городской администрации не сделать галерею всех первых руководителей города?! Сделать бы портреты и повесить. Директоров комбината мы ведь всех знаем. И градоначальников надо знать...»Из воспоминаний почетного гражданина Норильска Г. И. Сапрыкина

Мы позвонили в Екатеринбурге, чтобы выразить соболезнование Магде Константиновне Туманишвили, единственной дочери Зои Ивановны. Она рассказала, что Норильск считает своей родиной, хотя ее привезли на Север в четыре года. С мамой они часто вспоминали то интересное время, прислушивались к норильским новостям. Магда, после отъезда в 54–м, была в Норильске лишь один раз, в 1966 году, — в турпоходе с друзьями по Таймыру. Их с мамой приглашали на сорокалетие Норильска, но Зое Ивановне это уже было не по силам. Она прислала тогда письмо с благодарностью и признанием в любви: «Душой я у вас...», которое опубликовала «Заполярная правда». Уже совсем старенькой, Зоя Ивановна порой шептала: «Поедем, поедем в Норильск...». Норильск не уходил из ее сердца. До кончины в январе прошлого года матери и дочери Туманишвили частенько звонил Анатолий Львов...Магда Константиновна просила нас поклониться любимому городу, в котором ей хотелось бы успеть побывать.

Мы постараемся прислать в екатеринбургский дом Туманишвили фотоальбомы и фильмы о Норильске. И еще горсточку норильской земли — для Зои Ивановны. Спасибо ей за все...

Ирина ДАНИЛЕНКО

заполярная правда


Источник: http://infa24.ucoz.ru/publ/6
Категория: Норильск | Добавил: infa24 (24.03.2011) | Автор: infa24 W
Просмотров: 1445 | Теги: норильск, газета Норильска | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar