23:20
Глядя на закованные в цепи колеса пэдээмок, можно представить себе, как непросто прокладывать дороги в рудниках.

Глядя на закованные в цепи колеса пэдээмок, можно представить себе, как непросто прокладывать дороги в рудниках. Погрузочно-доставочными машинами и самосвалами, которые отгружают тысячи тонн отбитой породы, управляют люди. Они работают в управлении механизации горных работ треста “Норильскшахтстрой” Заполярной строительной компании. Мы познакомились с некоторыми из представителей этого подразделения и узнали, чем отличаются американские “LHD-шки” и “LF-ки” от японских Каwаsакi и шведских Wagner. Кроме того, увидели новенький дизелевоз, телепортировались на отметку –45, узнали, как работает МУР, и получили ответ на вопрос, что такое счастье.

Четверть века в составе Заполярной строительной компании в тресте “Норильскшахтстрой” функционирует шахтостроительное специализированное управление механизации горных работ.
– Все эти годы мы работали и работаем на всех рудниках НПР, включая рудники “Заполярный” и “Кайерканский”, шахты “Известняков” и “Ангидрит”. Наша задача – обеспечение самоходным дизельным оборудованием всех горных работ, сюда входят цикл бурения, отгрузки и транспортировка горной массы, доставка материалов и оборудования к месту работ, перевозка людей и взрывчатых материалов. Кроме этого, мы обеспечиваем монтажные работы вспомогательной техникой. У нас на сегодняшний день парк машин состоит из 124 единиц, из них 45 погрузочно-доставочных машин (ПДМ), 14 самоходных буровых установок (СБУ), 5 самосвалов , 56 единиц вспомогательной техники, 4 дизельных локомотива, – рассказывает главный инженер ШСУ МГР Дмитрий Горбунов. – В закуп 2016 года планируется приобретение двух новых буровых установок Sandvik 321–60 , трех 14-тонных ПДМ LH-514, двух вспомогательных машин для перевозки бетонной смеси. 
Не так давно к самоходному оборудованию управления добавились десять станков типа Robbins для вертикального бурения рудоспусков и вентиляционных восстающих, поясняет главный инженер. Данное оборудование является уникальным. Еще более уникальным – по мировым масштабам – является тот факт, что их целых десять. В мировой практике наличие двух-трех станков Robbins на предприятии считается достойным парком. 
Главная рабочая лошадка под землей – ПДМ, погрузочно-доставочная машина. С пэдээмкой, равно как и с другим горным самоходным оборудованием, можно познакомиться прямо в кабинете главного инженера. Дмитрий Олегович коллекционирует модели ПДМ, буровых, самосвалов. Экземпляров в собрании не менее двадцати, многие имеют отношение к работам под землей. 
– Это Caterpillar, это Sandvik, это Atlas Copco… – перечисляет хозяин кабинета. – У нас в Заполярной строительной компании представлены ведущие фирмы-производители горно-шахтного оборудования. Не все модели, имеющиеся у меня, есть в нашем парке, многие машины предназначены для работы на поверхности или в тоннелях. Самосвалы вот такие сандвиковские есть, пэдээмки тоже. 
Просим главного инженера отправить нас на экскурсию под землю вместе с каким-нибудь очень заслуженным машинистом ПДМ – посмотреть на “игрушки” в натуральную величину.
В нашем управлении много заслуженных людей. К примеру, машинисту ПДМ Ивану Ивановичу Буко в 2013 году президент Российской Федерации Владимир Путин лично вручил орден Дружбы, – отзывается Дмитрий Горбунов. – Или Александр Иванович Шпагин… У него 29 февраля юбилей – исполняется 60 лет, из них без малого 40 – подземного стажа, он заслуженный работник ЗСК, награждался званием “Лучший рабочий комбината”. Работает он на ПСУ МГР №4 на руднике “Заполярный”.

Телепортируемся 
Поднимаемся на машине по серпантину карьера “Медвежий ручей”. Здесь, на самом верху, в одном из зданий базируется руководство участка ПСУ МГР №4, к которому приписан Александр Шпагин. 
– Переоденетесь, возьмете фонари и спасатели, поедем вниз, в карьер, в шахту, – командует начальник участка Андрей Русаков. – Дальше – на подземном автобусе.
Появляется главный герой, родившийся 29 февраля, Александр Иванович Шпагин, высокого роста, молодцеватый и общительный мужчина. Едем к руднику “Заполярный”. 
Экипированные по всем шахтерским правилам, стоим у входа в рудник. Спуск на клети не требуется, нам предстоит проникнуть внутрь через портал. Звучит сказочно, на деле это выработка в горном массиве с выходом на поверхность. В портале клубится туман из-за разницы температур внутри и снаружи. Рядом стоит уже не модель, а натуральная ПДМ, которая выехала, чтобы забрать материалы в шахту. Это самая большая на участке, объясняют нам, грузоподъемностью 14 тонн.
Путь в шахту в комфортном автобусе производства фирмы Normet не очень ровный: на въезде туман, далее почва – порода жесткая, длинный уклон. Хорошо, что не пешком. 
Едем вниз, на отметку минус 45. Там подземные гаражи.

Под мурлыканье 
Этот локомотив на дизельном ходу (дизелевоз) не имеет отношения собственно к Александру Шпагину. Дизелевоз в управлении не единственный, но машина производства Atlas Copco – пока первая и единственная в НПР. Поэтому на самом входе в портал мы с удовольствием приняли приглашение Андрея Русакова полюбоваться на этого красавчика, совсем недавно прибывшего из-за границы. Скоро его отправят на работу вниз.
Другую приятную новость сообщил водитель подземного автобуса Валерий Отев. Мигающие огоньки на панели в кабине – не что иное, как МУР, мобильное устройство регистрации, которое установили недавно. Это система позиционирования рабочих и транспорта, привязанная к чипам-датчикам, вмонтированным в фонари горняков. При посадке пассажиров МУР тут же рассказывает водителю, сколько людей зашло в автобус (вот сейчас загораются три зеленые точки). МУР также сообщает: впереди один человек, сзади – два. “Мурлычет” до тех пор, пока объекты не удалятся на 25 метров. Все для того, чтобы на подземной дороге было безопасно, поясняет Валерий. В том тумане, который клубится при выезде из портала на поверхность, одних сигналов маловато.
Первостепенная задача 
В слесарной мастерской, рядом с гаражом, где стоит дизельное самоходное оборудование, товарищи Александра Шпагина, в том числе и наш главный герой, и водитель Валерий, уточняют наряды, заполняют документы. На смене – 12 человек.
– Первостепенная задача – отгрузка забоев, чтобы не прерывать цикл изымания породы. Бригада слесарей, сварщик, и я в том числе, пойдем на ремонт машины, которой требуется замена турбины, – рассказывает мастер Владимир Чанов. – Надо срочно привести ее в порядок. Все машины должны быть в работе. 
Вот где мы видим буровые, доставочные машины, самосвалы в натуральном виде. Масштабы впечатляют. 
Задачи определены, путевки заполнены, все разъезжаются по своим рабочим местам.
Масштабы – ого! 
Спрашивается, откуда у Шпагина такая мушкетерская фамилия? 
– Да это у нас деревня Шпагино в Ачинском районе Красноярского края, там в основном Шпагины живут, – поясняет Александр Иванович и вспоминает, как в детстве собирал в родных краях черную смородину. Ягода была крупная, но ехать до места нужно было два часа на лошади, в телеге, а потом идти в тумане по болотам и трясинам. 
Тогда совхоз был большой, с полями, фермами, коровниками. В 90-е отощавших коров на руках выносили на улицу, на солнце, как в фильме “Председатель”. Назначенная со стороны женщина распродала все хозяйство, и на полях вместо злаков земляки стали собирать грузди.
– Но сейчас вроде начинают поднимать совхоз, – обнадеживающе завершает свой рассказ Александр Шпагин.
Сам он давно ездит не на лошади. Колеса у огромного, уникального по грузоподъемности подземного самосвала ТН-540, на фоне которого мы попросили попозировать нашего героя, почти в человеческий рост. У пэдээмок они закованы в цепи, чтобы меньше изнашивались. Болота близ деревни Шпагино для нашего героя остались в прошлом, но труднопроходимые пути-дороги остались. Много – под землей, в рудниках “Норильского никеля”.
Собрали и поехали
– Я на всех машинах работаю, – рассказывает Александр Шпагин. – И на “Нормете”, и на ПДМ, и на самосвале, только к буровой отношения не имею. 
– Сколько за вашу жизнь у вас перебывало пэдээмок? 
– Ой, и не вспомню. Начинали: “LHD-шки” американские, потом “LF-ки” и Каwаsакi японские, затем Wagner, “ST-шки” шведские …
– Какие лучше?
– Лучше LHD были американские, – со знанием дела отвечает Александр Шпагин. – Они меньше буксовали, проще работать на них было. А по устройству хуже были, потому что тормозная система слабая. И на Каwаsакi то же самое: чуть пробуксовка – и они садились. А LHD гребет, и гребет, и гребет. Потом Wagner пошли, “ST-шки”.
– А сейчас?
– SТ-1030 шведские, производства “Атлас Копко”, LH-514 производства “Сандвик”.
– Сейчас на какую машину идете?
– Едем вниз, на ремонт “SТ-шки”. Запчасть уже есть, неисправную турбину снимаем, новую ставим. Собрали и поехали.
Что такое счастье? 
“Как же вы отмечаете свой день рождения?” – такой стандартный вопрос, как правило, задают всем появившимся на свет 29 февраля. 
– Как Олимпиада идет летняя, так и отмечаю, – шутит шахтостроитель с 40-летним стажем. 
Примерно так на этом снимке выглядит день рождения Александра Шпагина, когда он на смене под землей. Нынешний понедельник, 29 февраля, он встретил в кругу товарищей по работе. Дома накрыла стол жена Татьяна. Для нее год тоже юбилейный. Есть и другие круглые даты: 25 лет совместной супружеской жизни, 25 лет младшей дочери. 
Мы просим Александра Ивановича навскидку, прямо здесь, под землей, ответить на вопрос: что такое счастье? 
– Чтобы дети любили и жена, что же еще? – недолго думая отвечает он. 
Некоторые другие приятные моменты: весной – рыбалка на корюшку и охота на гуся, летом – отдых на Мелком и Ламе, успехи внука-каратиста Саши, привезшего награду с чемпионата Европы (об этом “ЗВ” недавно писал).
Работа у него тоже любимая, поэтому в построенной в Нижнем Новгороде квартире живет дочь, а он пока счастлив здесь, в этом городе, на этом полуострове, на этой работе. Сюда тянет. Здесь он на своем месте.

Реклама и объявления в Норильске

Категория: Новости Норильска | Просмотров: 866 | Добавил: infa24 | Теги: новости, норильск | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar